Hackers

 

 

О Хакерах ...

Подборка публицистики о хакерах

Не по правилам Мирза Бабаев, Максим Пресняков Новая порода нонконформистов хакать - это хорошо или все же плохо? Английское слово 'beat' (побить) слилось с русским суффиксом 'ник' (он вошел в английский язык в конце 50-х внутри 'спутника') - и появились битники. На смену 'побитому поколению' явились беззаботные 'дети-цветы'. Большинство хиппи отрицательно относились к компьютерам, видя в них лишь средство централизованного контроля. Те же немногие, кто увидел в них мощную силу, способную преобразовать мир согласно идеалам творческой свободы и неиерархического, недоступного никакой цензуре общения, стали работать над этим превращением. хиппи ушли в прошлое, а их идеалы - в будущее, заложив философскую базу кибернетической революции. На арену истории вышла новая порода нон-конформистов: хакеры. Слово 'хакер' сейчас используют в двух значениях - с одной стороны - это человек, который прекрасно знает компьютер и пишет хорошие программы, а с другой - незаконно проникающий в компьютерные системы с целью получения информации. Таким образом, слово 'хакер' совмещает в себе по крайней мере два значения (один дотошный хакер насчитал целых 69): одно - окрашенное негативно ('взломщик'), другое - нейтральное или даже хвалебное ('ас', 'мастер'). Английский глагол 'to hack' применительно к компьютерам может означать две вещи - взломать систему или починить ее. В основе этих действий лежит общая основа: понимание того, как устроен компьютер, и программы, которые на нем работают. Двусмысленность термина 'хакер' ведет к парадоксам. 'хакер' - это и герой, и хулиган, и расчетливый преступник; мастер киберреальности и угроза компьютеризированному обществу. Отсюда - крайности в оценке: хакеры подвергаются либо полной идеализации, либо такому же полному очернению. Реальность, как всегда, посередине. Грубо говоря, 'хакера вообще' не существует. Существуют реальные люди, играющие с компьютерами в очень разные игры. Мотивы игры, ее правила и результаты, к которым она приводит, не сводимы к какой-либо единой формуле, а образуют обширное поле возможностей. В 1984 году Стивен Леви в своей знаменитой книге 'хакеры: Герои компьютерной революции' сформулировал принципы 'хакерской этики':

'Доступ к компьютерам должен быть неограниченным и полным'; 'Вся информация должна быть бесплатной'; 'Не верь властям - борись за децентрализацию'; 'Ты можешь творить на компьютере искусство и красоту'; 'Компьютеры могут изменить твою жизнь к лучшему'. Эти формулировки восходят, несомненно, к коммунализму и свободомыслию хипповских коммун 60-х.

Хорошие хакеры

В своей книге Леви говорит о трех поколениях хакеров. Первое возникло в шестидесятых - начале семидесятых на отделениях компьютерных наук в университетах. Используя технику 'разделения времени', эти парни преобразовали 'компьютеры общего пользования' (mainframes) в виртуальные персональные компьютеры. Затем, в конце 70-х, второе поколение делает следующий шаг - изобретение и производство персональных компьютеров. Эти неакадемические хакеры были яркими представителями контркультуры. Например, Стив Джонс, хиппи-битломан, бросивший колледж, или Стив Возняк, инженер в 'хьюлетт-Пакардс'. Прежде чем преуспеть в 'Apple', оба Стива занимались тем, что собирали и продавали так называемые 'голубые коробки' - приспособления, позволяющие бесплатно звонить по телефону (в скобках заметим, что производство подобных устройств началось и у нас).Третье поколение киберреволюционеров, хакеры начала 80-х, создало множество прикладных, учебных и игровых программ для персональных компьютеров. Типичная фигура - Мич Кейпор, бывший учитель трансцендентальной медитации, создавший программу 'Lotus 1-2-3', которая весьма способствовала успеху компьютеров IBM. Подобно большинству компьютерных первопроходцев, Кейпор по-прежнему активен. Его 'Фонд электронных рубежей' (Electronic Frontier Foundation) успешно влияет на политику Вашингтона в отношении гражданских прав в киберпространстве. За годы, прошедшие с выхода книги Леви, к власти пришло четвертое поколение революционеров. Именно они преобразовали милитаристскую ARPAnet в 'тотальную дигитальную эпидемию', известную ныне как Интернет. Руководствуясь той же 'хакерской этикой', что и предыдущие поколения, они противостоят коммерциализации Интернет, создавая программы, которые тут же становятся доступны всякому, кто их пожелает, - так называемые 'freeware' или 'shareware', живо напоминая 'диггеров' 60-х, 'подрывавших капитализм', бесплатно раздавая свое имущество и товары. Последнее поколение суперкомпьютеров, допускающих громадное количество параллельных подключений, разрабатывалось и запускалось в производство гениальным волосатиком Данном Ниллисом, поставившим себе цель построить машину, 'которая могла бы нами гордиться'. Система криптографирования, называемая PGP, обеспечивающая приватность каждому пользователю, - детище патлатого пацифиста из боулдера Филиппа Циммермана, а нашумевшая программа 'SATAN', позволяющая выявлять дыры в защите компьютерных систем, - творение неуживчивого анархиста Дэна Фармера. Таковы 'хорошие хакеры', двигающие технический прогресс и использующие свои знания и умения на благо человечества. Им, как водится, противостоят 'плохие' - они читают чужие письма, воруют чужие программы и всеми доступными способами вредят прогрессивному человечеству.

Плохие хакеры

Их можно условно разделить на четыре группы. Первая, состоящая в основном из молодежи, - люди, взламывающие компьютерные системы просто ради собственного удовольствия. Они не наносят вреда, а такое занятие весьма полезно для них самих - со временем из них получаются превосходные компьютерные специалисты. Вторая группа - пираты. Для того чтобы получить адреса компьютеров, на которых находятся свежие программы (warez на хакерском жаргоне), надо что-либо дать взамен. В качестве оплаты принимается либо тот же самый warez, либо адреса компьютеров со взломанной защитой. Как вы понимаете, администратор компьютерной системы заметит, что на дисках его компьютера вдруг осталось мало места, и быстро прикроет дыры, поэтому используемые пиратами компьютеры приходится часто менять (компьютер с ворованными программами используется в среднем от одного дня до недели). Именно поэтому адреса компьютеров со взломанной защитой пользуются таким спросом. Такие пиратские группы имеют более или менее четкую структуру: есть люди, взламывающие защиту на компьютерах, есть - перетягивающие программы к себе (на пиратском жаргоне - курьеры). И последняя категория пиратов - люди, занимающиеся распространением ворованных программ. Они уже могут вообще ничего не знать о компьютерах, их дело - коммерция. Третья группа - хакеры, использующие свои познания действительно во вред всем и каждому. Они уничтожают компьютерные системы, в которые им удалось прорваться, читают чужие письма, а потом издеваются над их авторами. В общем - неприятные ребята. Когда читаешь в телеконференциях их рассказы о взломах, складывается впечатление, что это люди с ущемленным чувством собственного достоинства. Есть и еще одна группа - хакеры, которые охотятся за секретной информацией по чьим-либо заказам.

Русские хакеры

В нашей стране компьютеризация происходила толчками - вначале все дружно работали на огромных ЭВМ, потом не менее дружно переселились на персональные компьютеры, сейчас новая мода - подключение к Интернет. На сегодняшний день западные спецслужбы озабочены нашествием хакеров с востока. Еще весной прошлого года, перед своим приездом в Москву, Луис Фри, директор ФбР, сказал, что ежегодно на военных компьютерах США фиксируются несколько тысяч атак российских хакеров (а за прошедший год количество этих атак увеличилось в десятки раз). На самом деле эта цифра преувеличена, поскольку в качестве такой попытки засчитывается и ситуация, когда человек просто 'тыкается' в чужой компьютер, пробует набрать какой-нибудь пароль, после чего 'отваливает'. Естественно, такая 'попытка взлома' не имеет ничего общего с настоящей хакерской атакой. Во время экономических потрясений, которые пережила наша страна в последние годы, огромное количество действительно высококлассных специалистов осталось не у дел. Не то чтобы им совсем нечем было заняться, но они сидели в каких-нибудь НИИ, получая нищенскую зарплату. Естественно, они несколько обозлились. Людям надо было давать какой-нибудь выход накопившейся отрицательной энергии, и тогда началась очередная 'русская интервенция'. В этот период и было написано то огромное количество вирусов, которым прославилась Россия. Сейчас ситуация понемногу нормализуется, люди находят себе хорошо оплачиваемую работу, и хотя до полного благополучия еще далеко, количество отечественных вирусов пошло на спад. В большинстве своем отечественные хакеры не получают выгоды от своих взломов, хотя есть и исключения. Существуют, например, хакеры, работающие на разведку. Естественно, с нашими 'шпионами' мне встретиться не удалось - уж больно они засекречены, но поимка немецкого хакера, работавшего на КГб в 80-е годы, описана в автобиографическом детективном романе Клиффорда Столла 'Яйцо кукушки'. Случай с российским хакером, получивший широкую огласку, - арест в Англии Владимира Левина, петербургского хакера, который украл значительную сумму денег из Citybank. История эта весьма запутана, все западные печатные источники противоречат друг другу, а данные, предоставленные Санкт-Петербургским РУОП, весьма отличаются от того, что говорят представители самого банка. Около полутора лет назад собралась группа людей, которая ставила целью перевод денег из банка. Владимир Левин был там далеко не первым лицом, его имя получило широкую известность лишь благодаря тому, что задержали именно его в Англии и это дело было раздуто западными СМИ. Группа перевела некоторую сумму (около трех с половиной миллионов долларов, по версии представителей банка, и четыреста тысяч долларов, по мнению петербургского РУОП) на счета в США и Израиле. Засечен Левин был по неосторожности - он просто не уничтожил следы своего пребывания в компьютерной системе банка. Но задержать его в России было невозможно - у нас до сих пор нет закона о компьютерных преступлениях, поэтому английская служба безопасности МИ-5 нашла людей в Англии (опять же русских), причастных к этому делу, и надавила на них, чтобы они пригласили Левина в гости, - там он и был задержан. ФбР через Интерпол вышло на РУОП и ФСб. Сейчас в Санкт-Петербурге по обвинению в финансовых махинациях арестовано несколько человек, причастных к этому делу (точное количество и фамилии этих людей РУОП не разглашает до окончания следствия). По словам одного из питерских хакеров, дела с безопасностью в Citybank обстояли весьма плохо. Доходило до того, что 'входы' в некоторые компьютеры банка не были даже прикрыты паролями. По его словам, вся питерская хакерская тусовка более года 'жила' на этих компьютерах. За это время там 'побывало' более ста человек, что называется, без 'цели наживы'. Они использовали твердые диски банковских вычислительных машин для хранения своих программ, просматривали внутреннюю банковскую документацию, даже установили на эти компьютеры программу, при помощи которой общались друг с другом. В конце концов дошло до того, что однажды один из хакеров, 'зайдя' на компьютеры банка в нетрезвом состоянии, остановил работу одного из центральных компьютеров. Такая наглость, естественно, не могла остаться незамеченной, и служба безопасности Citybank наконец начала шевелиться. Сами хакеры не считают Владимира Левина 'своим', он просто неплохо разбирался в компьютерах. Вообще для то- го, чтобы перевести деньги из банка, знаний, как проникнуть в систему, недостаточно, необходимо знать, как функционирует банк, причем на очень высоком уровне. Левину удалось найти людей, которые рассказали ему, как проникнуть в эти компьютеры, а собственно переводом денег занимались соответствующие специалисты. Сейчас, естественно, служба безопасности банка утверждает, что они почти год следили за тем, что делали хакеры на их компьютерах, чтобы взять их с поличным. Но поверить в их слова тяжело - за тот год, что русские хакеры пользовались этими компьютерами, никаких мер по безопасности банковской компьютерной сети предпринято не было. А ведь за это время появилось много новых людей, проникших в эту сеть и, в конечном итоге, мешавших нормальной работе банка. Огласка этого факта выгодна как Citybank, так и ФБР. Первому - поскольку у него были проблемы с налоговой службой, и под это дело можно было списать крупные суммы денег, а для второго - поскольку они показали 'высокий класс' работы, а под шумок можно потребовать с правительства дополнительных денег на борьбу с русскими хакерами. Сейчас и российские банки начали подключаться к компьютерным сетям,но нашим банкирам, как нам кажется, атаки отечественных хакеров не грозят. По рассказу системного администратора одной из фирм, занимающейся предоставлением доступа к Интернет, ему как-то позвонил программист одного из российских банков и сказал, что с компьютеров этой фирмы была произведена попытка взлома. В конце разговора он добавил: 'Ты уж разберись, пожалуйста, а то у нас тут работают люди, которые привыкли разбираться с подобными проблемами нетехническими методами'.

 

TopList