Info

 

 

ИМЕЛЬДА МАРКОС: Стальная бабочка ...

 

Сказки о золушках уже давно никого не удивляют. Но история взлета и падения погрязшей в распутстве и коррупции Имельды Маркос, которая железной рукой правила филиппинским народом и бессовестно опустошала государственную казну, не похожа на другие и по сей день шокирует общественность.

Сторонники Имельды считали, что она облагодетельствовала страну. Ее называли прекрасной Золушкой, ставшей принцессой, умной и утонченной собеседницей президентов, королей и самого римского папы. Однако, по мнению оппозиции, это была деспотичная правительница, которая бессовестно грабила Филиппины, в то время как народ влачил жалкое существование в убогих поселках, напоминавших гетто.
Чем больше Имельда требовала преданности и любви от своих подданных, тем больше ее ненавидели. Как жена президента Филиппин Фердинанда Маркоса, а также его главный советник и доверенное лицо, Имельда напоминала коварную интриганку Марию-Антуанетту. Не мудрено, что это вызывало презрение и отвращение у всех, кто ненавидел чету Маркосов.
Иногда Имельду называли "стальной бабочкой": за яркой внешностью скрывались непреклонная воля и жестокость.
Алчность, тщеславие и эгоизм Имельды были безграничны. Столь же безгранично было и ее расточительство. В нищей, отсталой стране, где люди умирали от голода и болезней, она надевала на свою собаку ошейник из бриллиантов. Трудно даже представить, сколько детей можно было бы спасти от преждевременной смерти, если бы деньги, которые она тратила на свои прихоти, расходовались на покупку лекарств.
Туристов, посещающих дворец Малакананг - бывшую резиденцию президента, а ныне музей, - поражает прежде всего ненасытная алчность "стальной бабочки". Под бывшим будуаром Имельды находится помещение площадью почти 500 квадратных метров. Спустившись в него, посетители замирают в изумлении, глядя на несметное количество обуви, сумочек, нижнего белья, на стеллажи, забитые шубами из ценнейших мехов и платьями от лучших модельеров Европы.
Во время поездок в Париж, Рим или Нью-Йорк Имельда останавливалась в шикарнейших отелях, где ее апартаменты ежедневно украшались свежими цветами. На вечеринки с богатыми молодыми повесами она отправлялась на личном самолете, оборудованном ванной и душем с кранами из золота. Имельда с презрением говорила: "Бедняки назвали меня своей звездой, а звезда должна сиять!" Газеты писали, что это ее "сияние" обошлось филиппинской казне почти в пять миллиардов долларов.

Путь наверх

Детство Имельды Ромуальдес (Маркос) прошло в нищете. Жалкая босоногая девчушка из простой филиппинской семьи и мечтать не смела о бриллиантах и норковых манто - она радовалась куску хлеба к ужину.
Во время второй мировой войны Филиппины были аккупированы японскими войсками. Семья Имельды осталась практически без средств к существованию. Близкие к ней люди уверяли, что именно обездоленное детство стало причиной алчности будущей супруги диктатора.
Когда Имельда подросла, она словно по волшебству превратилась из гадкого утенка в прекрасного лебедя - прелестную стройную азиатскую фею с очаровательными глазами. Ее красота покорила молодого сенатора Фердинанда Маркоса. Тот сразу понял, что его способности и честолюбие в сочетании с неповторимой красотой Имельды откроют ему путь к головокружительной политической карьере.
Маркос оказался прав. После бракосочетания в 1954 году Имельда стала его незаменимым помощником в проведении избирательной кампании. Часто, чтобы привлечь народ на предвыборные речи, она исполняла народные филиппинские песни. Этот политический дуэт околдовал страну.
Путь во дворец Малакананг для Маркосов оказался трудным. Позже Имельда будет вспоминать, что роль жены, матери, помощника и консультанта в политических схватках и интригах оказалась для нее непосильной, и у нее произошел нервный срыв. Маркос отправил жену в Нью-Йорк к лучшим врачам.
После курса лечения Имельда вновь с головой окунулась в общественную и политическую жизнь.
Неутомимый труд, интриги, умелое привлечение политических сторонников и заигрывание с народом принесли свои плоды: в 1965 году Фердинанд Маркое стал президентом. Двадцать один год он и его супруга правили несчастной страной, вконец разоряя ее.
Первое время Маркос был вынужден считаться с конституцией. По существующим законам, через восемь лет правления - в случае поражения на очередных президентских выборах - он мог потерять свой пост.
Чтобы не допустить этого, 21 сентября 1972 года Маркос объявил в стране военное положение, что автоматически избавило его от утомительной и непредсказуемой избирательной кампании и от нападок свободной прессы, тут же поставленной под жесточайшую цензуру.
Однако недовольство народа его правлением росло. Уже через два месяца после введения военного положения на торжественной церемонии один из присутствующих кинулся на Имельду с длинным филиппинским ножом, называемым "боло".
Нападавший был убит одним из охранников, но до этого он успел основательно полоснуть ножом по рукам Имельды. С этого дня Имельда по совету предсказателя всегда носила на шее шарф, чтобы уберечься от ножа. К тому же она никогда ничего не выбрасывала из опасения, что старую одежду или обувь недоброжелатели могут использовать против нее в колдовских ритуалах.

Жестокость и мстительность

Хотя военное положение и укрепило власть Маркоса, тем не менее свой тщательно охраняемый дворец покидал он редко. Многие заокеанские дипломатические миссии диктатор поручал своей поднаторевшей в интригах жене.
В постоянных разъездах Имельду сопровождала большая группа ее сторонниц, прозванных "леди в голубом". Они носили традиционные белые платья с рукавами бабочкой и голубыми поясами. Вместе с ними Имельда колесила по свету, тратя баснословные суммы на покупки и банкеты.
Когда вылетал или приземлялся ее самолет, аэропорт Манилы закрывали для других рейсов. Сотни детишек в национальных костюмах и с цветами в руках, министры с женами, высший свет, а также армейская верхушка должны были встречать и провожать ее, словно это не Фердинанд Маркос, а она, Имельда, была президентом Филиппин.
Во время визита в Ватикан Имельда была удостоена чести предстать пред Иоанном Павлом II. Она заявила, что явится на аудиенцию в своем обычном белом наряде. Однако официальные представители папы римского вежливо заметили, что по протоколу ей следует надеть черное платье с длинными рукавами.
В конце концов Имельда вынуждена была подчиниться. Но она не забыла нанесенного ей "оскорбления". И когда папа Иоанн Павел II прибыл в филиппинскую столицу с ответным визитом, сотни "леди в горбом" по приказу Имельды приветствовали его в белых открытых платьях без рукавов.
Папа был не единственным, кто испытал на себе мстительный нрав Имельды. За несколько лет до этого досталось знаменитой английской рок-группе "The Beatles", приехавшей на гастроли на Филиппины в 1966 году. Миссис Маркос заявила, что ей бы очень хотелось, чтобы они выступили для нее во дворце Малакананг. Выдающаяся четверка ответила, что если Имельда желает их услышать, то пусть приходит на их концерт на стадион. Это привело самолюбивую правительницу в ярость. В день отъезда музыкантов на родину на них напали головорезы, нанятые Имельдой. Не вмешайся полиция, музыканты были бы беспощадно избиты.
"Леди в голубом" помогали Имельде в организации роскошных приемов. Особенно торжественно отмечался день рождения их госпожи. Этот "национальный праздник" чаще всего проходил во дворце на берегу океана, где были два не уступающих олимпийским плавательных бассейна, великолепное поле для игры в гольф и несколько посадочных площадок для вертолетов.
Во дворце Имельда с удовольствием пела перед гостями. У нее было приятное сопрано, а репертуар включал как народные, так и эстрадные песни. Иногда к ней присоединялся Фердинанд, и тогда они дуэтом исполняли песни о любви.
Гостям обычно дарились сувениры - как правило, из драгоценных камней или золота. Во дворце были кладовые, доверху набитые подобными "безделушками". Ненасытная Имельда в 1983 году за три месяца потратила в Риме, Копенгагене и Нью-Йорке свыше пяти миллионов долларов, покупая все, что попадалось ей на глаза, - от банных полотенец до картины Микеланджело. При этом она смертельно обижалась, если кто-то осмеливался обвинять ее в коррупции.
"Меня называют взяточницей и распутницей, - жаловалась Имельда. - Но разве я похожа на ту, которую можно купить?"

Песок из Австралии

Имельда Маркос разъезжала по свету не только для того чтобы пополнить свой огромный гардероб: она искала и находила политическую и экономическую поддержку режиму Маркоса, уговаривала монархов и высокопоставленных особ из Европы посетить Филиппины, отдохнуть там и лично убедиться в процветании страны.
В 1979 году вблизи Манилы был открыт шикарный курорт Марбелла, предназначенный для богачей со всего мира. Имельде показалось, что песок на пляжах недостаточно светлый. Она тут же отправила самолет за песком нужного цвета в Австралию.
По словам тех, кто хорошо ее знал, неуемное стремление к власти и безумное расточительство начались у Имельды в 1969 году - после того как она узнала о любовной связи мужа с американской актрисой Доуви Бимс.
Правительница немедленно выдворила ее из страны. Однако Бимс, предвидя такой ход, запаслась пленками с записями своих свиданий с Фердинандом.
Копии компрометирующих президента записей попали в руки политических противников Маркоса, таких как сенатор Акино, который использовал их в борьбе против диктатора. Это взбесило Имельду, и в 1972 году сенатор по ложному обвинению оказался в тюрьме.
Публично опозоренная неверностью мужа и рассказами Бимс о том, что Фердатавди считал жену фригидной, Имельда предъявила своему супругу ультиматум. Она не станет добиваться развода и будет помогать ему во всем, но и он не должен мешать осуществлению ее грандиозных планов вывести страну в число передовых.
Далеко идущие прожекты Имельды включали и проведение в Маниле международного кинофестиваля. Началась бешеная гонка.
При строительстве огромного здания, в котором должен был проходить фестиваль, произошла катастрофа. На еще сырых бетонных перекрытиях в спешке возводились следующие этажи, и здание рухнуло, похоронив под обломками сто шестьдесят восемь рабочих.
Аварийные команды, родственники готовы были вручную разбирать развалину", чтобы вытащить тела погибших из-под обломков.
Но Имельда заявила, что даже национальная трагедия не остановит начатого дела, и, чтобы ускорить, строительство, распорядилась залить руины бетоном и продолжать работы.
К 1975 году Маркос уже полностью потерял контроль над супругой. Она заставила президента официально назначить ее на один из высших государственных постов и перестала скрывать свой интерес к богатым молодым бездельникам.
Люди, близко знавшие Имельду, утверждали, что ее отношения с юными "нарциссами" были платоническими. Равнодушная к плотским утехам, Имельда использовала их не в будуаре, а лишь при появлении на публике, чтобы создать себе имидж роковой женщины.
К 1979 году Имельда Маркос приобрела такую огромную власть, что перетрясла весь кабинет министров, и новое правительство назвали "кабинетом Имельды". Члены ее семьи и приближенные лица получили высокие посты, а все нити прибыльного бизнеса оказались в руках любимчиков "первой леди".
Фердинанд понимал, что на штыках они с женой долго удержаться у власти не смогут.
В 1981 году он отменил военное положение и выдвинул свою кандидатуру на очередные президентские выборы.
Выборы состоялись, и никого не удивило, что Маркос опять оказался "народным избранником". Немногочисленным противникам диктаторской пары быстро и энергично заткнули рты.
Отпраздновав победу, Имельда Маркос решила по этому случаю приобрести что-нибудь стоящее. За баснословные деньга она купила в Нью-Йорке торговый комплекс, роскошные здания на престижной Пятой авеню, административные здания на Уолл-стрит и Мэдисон-авеню, старинные особняки в Нью-Джерси.
А между тем здоровье Маркоса начало стремительно ухудшаться. Делами государства все чаще занималась Имельда. Но в стране назревали события, разрушившие все ее планы.

Начало конца

В августе 1983 года сенатор Акино, находившийся после ареста в изгнании в США, вернулся на Филиппины. Однако при выходе из самолета он был убит одним из головорезов Маркоса.
Режим Маркоса еще удерживался на плаву, но правитель уже не мог справиться с растущим недовольством народа. Убийство сенатора Акино послужило сигналом для массовых выступлений.
Начались ежедневные демонстрации протеста, забастовки. Народ требовал объявления импичмента президенту.
Имельда понимала, что их власть ослабевает с каждым днем, и обратилась за советом к оккультистам и астрологам.
На Маркосов стали оказывать давление и политические круги США, долгое время являвшиеся их верным и надежным союзником и партнером.
В 1986 году, все еще надеясь на благополучный исход, Маркос объявил о внеочередных выборах президента.
Возмездие за годы жестокого правления настигло властолюбивую чету. Вдова сенатора Акино, Корасон, опередила Маркоса на выборах. Но результаты подсчета голосов были фальсифицированы, и 15 февраля Фердинанд снова объявил себя президентом.
На Филиппинах назревала революция. Понимая, что подавить ее не удастся, Фердинанд с Имельдой были вынуждены тайно покинуть Манилу, захватив награбленное богатство.

Изгнание... и возвращение

Измученный болезнью, Фердинанд скончался в изгнании на Гавайях. Имельда осталась одна. Впереди ее ждали судебные разбирательства - расплата за два десятилетия вакханалии зла и коррупции.
Но вряд ли даже самым искушенным детективам удалось бы проследить за размещением ее миллионных вкладов в крупнейших банках мира и оценить стоимость акций и недвижимости в Нью-Йорке, Риме и Лондоне.
Официальные лица США не могут точно определить, сколько денег украла у своего народа Имельда, но полагают, что ее состояние превышает десять миллиардов долларов.
Будет ли со временем хоть что-то из награбленного возвращено нищей стране - сказать трудно, так как по решению американского суда Имельде Маркос позволено хранить свои сбережения в американских банках.
Невероятно, но Имельда считает, что пострадала от неблагодарных соотечественников, что они с мужем были олицетворением свободы, справедливости и демократии.
В 1990 году бывшая первая леди Филиппин получила разрешение вернуться на родину - при условии, что оплатит все необходимые налоги и пошлины.
Пережив изгнание и ряд судебных тяжб, Имельда все еще собиралась бороться за власть.
Перед вылетом на родину она заявила: "Я подчинюсь воле своего народа и сделаю все для его блага".
Имельда Маркос мечтает о том великом моменте, когда народ снова вспомнит о ней и увидит в ней единственную достойную претендентку на высшую власть в стране.

TopList

<plaintext>