Info

 

 

ЮНИТИ МИТФОРД: Английская роза фюрера ...

 

В тридцатые годы нашего столетия, когда над миром нависла угроза второй мировой войны, английская аристократка увлеклась нацистскими идеями и стала ярой поклонницей Адольфа Гитлера. Ее фанатизм завершился трагедией в мюнхенском парке.

Жизнь в окружении Адольфа Гитлера напоминала театр абсурда. Абсолютно нормальные люди вдруг совершали безумства, спартанская сдержанность сменялась изысканной роскошью. Люди, толпившиеся вокруг фюрера, словно в крутом зеркале отражали безумие той эпохи.
Среди фанатичных приспешников Гитлера оказалась и одна английская аристократка. Она организовала кружок поклонников фюрера. Даму звали Юнити Валькирия Фримен-Митфорд. Она стала ярой сторонницей нацистов, хотя ее страстные восхваления фюрера у соотечественников вызывали отвращение.
Трудно что-либо придумать абсурднее подобной ситуации: захвативший власть безродный австрийский ефрейтор, одержимый национал-социалистской идеей, и дочь всеми уважаемых аристократов, чьи семейные корни уходили в глубину столетий. Казалось бы, что могло быть между ними общего? А оно было. И называлось коротким и емким словом: антисемитизм.
Ослепленная ненавистью к евреям, загипнотизированная "великим" учением фюрера, который поклялся "быстро решить еврейскую проблему", Юниги Фримен Митфорд призывала английский народ склонить голову перед немецким вождем - новоявленным мессией, а не сражаться с ним.
"Я ни от кого не скрываю своей ненависти к евреям, - писала она в нацистской газете "Штурмер". - Англия - дня англичан. Евреи, убирайтесь вон! Хайль Гитлер!"
За короткое время леди Юнити приобрела огромное влияние на германского фюрера, вынашивавшего планы самой разрушительной и жестокой из войн в истории человечества. Однако ее иллюзии развеялись так же быстро, как и возникли. Вторжение гитлеровских войск в Польшу в 1939 году охладило пыл одержимой проповедницы нацизма. Зловещая тень свастики нависла не только над добропорядочными немцами, над обреченными на уничтожение евреями, но и над чопорными англичанами.
Через несколько дней после начала второй мировой войны Юнити попыталась застрелиться. Врачи спасли ее, но ранение было очень серьезным, Юнити уже никогда не смогла оправиться от него, проведя в мучениях последние восемь лет своей жизни. Ее жизненный путь от светской дамы из высшего английского общества до фанатичной нацистки - одна из самых загадочных историй того неспокойного времени.

Аристократы

Все началось в августе 1914 года, с началом первой мировой воины. Семья Юнити была верна старым британским традициям, ее устои являли собой странное смешение викторианской морали и ценностей эпохи Эдуарда. Отец, лорд Ридсдейл, тщательно оберегал эти традиции. Он старался привить Юнити, ее сестрам и брату уважение к многовековым британским ценностям.
Девицы Митфорд были очень талантливы. Диана вышла замуж за фюрера британских нацистов Освальда Мосли. Нэнси, как и Джессика, стала писательницей, автором множества книг, в том числе и популярного романа "Любовь на досуге". Только скандальная известность Юнити стала позором для семьи. Однако никто из сестер не мог повлиять на нее, так как они не были по-настоящему близки.
Юнити воспитывалась в основном дома, в графстве Оксфордшир. Ее образованием занимались мать и гувернантки. Подростком она любила шумные вечеринки и часто проказничала. Ее любимая шутка - вытащить на светском балу своего кота из сумки и гладить его на глазах у шокированных гостей.
Она жила в мире, в котором не было ни забот, ни проблем. В то время как многие страны охватил крупнейший в истории экономический кризис, Юнити этого даже не заметила и продолжала жить обычной жизнью молодой светской дамы. Однако в 1932 году, не без участия новоявленного родственника Освальда Мосли, ее очаровали нацистские идеи, и это резко изменило ее безмятежное существование.
Освальд Мосли вместе со своими чернорубашечниками олицетворял британский вариант фашизма, семена которого были посеяны в Италии, Германии, а затем в Испании. Многим, кто отвергал коммунизм, так же как и отжившие старые монархические режимы, фашизм казался более привлекательным и жизнеспособным.

Приманка

Вместе со своей сестрой Дианой Юнити не задумываясь вступила в нацистскую партию. В августе 1933 года в качестве члена делегации Союза британских фашистов она присутствовала на грандиозном шоу в Нюрнберге, устроенном Гитлером в честь своего прихода к власти.
Глядя на ярко освещенный стадион, пылающие факелы в руках штурмовиков, огромные колонны марширующих, горланящих песни нацистов, Юнити ощущала неописуемый восторг. Она стала верить в нацистские идеи как в христианские заповеди.
На фотографиях тех лет ее можно увидеть рядом с лордом Уильямом Джойсом, известным в Англии подобострастным поклонником нацистов. Позже он был расстрелян союзниками за измену. Она также фотографировалась со многими нацистскими лидерами. Но только один из них, сумевший загипнотизировать миллионы людей, стал ее кумиром и божеством. "Когда я впервые увидела Адольфа Гитлера, я поняла, что во что бы то ни стало должна познакомиться с ним", - говорила она.
Вернувшись в Англию, Юнити стала знаменитостью. Гитлер со своими усиками щеточкой и асимметричной прической напоминал англичанам какого-то шута. И когда молодая красивая англичанка с восторгом рассказывала, как она очарована им, это служило поводом для бесконечных насмешек и сплетен. На одной из карикатур в газете "Ньюс кроникл" Юнити изобразили прячущейся за спину фюрера. Подпись гласила: "Вам не удастся безнаказанно критиковать Юнити. Если вы попытаетесь унизить ее, то ответите перед Гитлером!"
Юнити было всего девятнадцать лет, и она с головой окунулась в национал-социализм. Она уговорила отца послать ее заканчивать школу в Германию, чтобы получить возможность встретиться с самим фюрером.
Вооружившись английским переводом "Майн кампф", этим "новым заветом" нацистов, Юнити прибыла в Мюнхен. В школе, руководимой баронессой Ларош, юных воспитанниц готовили к блестящей светской жизни.
Но Юнити меньше всего интересовали занятия. "Для нее это был шанс попасться на глаза Гитлеру, - отмечал подробно описавший ее жизнь писатель Дэвид Прайс Джонс. - И Юнити старалась использовать его с упорством, сравнимым разве что с фанатизмом обезумевших поклонниц, которые гоняются за любимой поп-звездой".
По характеру Митфорды были людьми жестокими. Эта жестокость скрывалась за светским лоском, но те, кому случалось испортить отношения с семейкой, очень быстро ощущали ее на себе.
Они принадлежали к ветви старинной английской знати, идущей от герцога Виндзорского, и неудивительно, что зародыш британского фашизма развился именно в их чреве.
В Мюнхене Юнити первым делом узнала, где любит бывать фюрер. Она долго прикидывала, где лучше предстать перед великим гением, и наконец остановилась на ресторане "Восточная Бавария". Никто не имел представления, когда фюрер заявится в этот ресторан выпить рюмочку старого рейнского вина или кружку пива, но Юнити умела ждать.

Судьбоносная встреча

Суббота 9 февраля 1935 года стала днем, когда фортуна улыбнулась Юнити. Во время обеда в ресторане в сопровождении своей свиты Гитлер обратил внимание на хрупкую блондинку, пожиравшую его глазами, и пригласил ее за свой столик. Подруга Юнити Мери позже записала в своем дневнике: "Гитлер пригласил Юнити за свой столик, и она обедала рядом с ним! Юнити была на небесах от счастья!"
Юнити говорила Мери и другим школьным подругам, что отныне кавалеры перестали ее интересовать.
Гитлер стал для нее идеалом политика, я возможно, как утверждали очевидцы, и мужчины.
Дочь нацистского фотографа фон Ширак вспоминала, как был увлечен Гитлер "дочерью английского лорда". Она рассказывала, что Юнити, несмотря на плохое знание немецкого, удалось оказаться в окружении фюрера.
Это вызвало протест Рудольфа Гесса, опасавшегося, что девушка - английская шпионка.
Однако Гитлер отказывался даже думать, что Юнити может заниматься шпионажем. Он доверял своему интуитивному чутью на преданных людей и использовал девушку для распространения нацистских идей в Британии.
Юнити переехала жить в студенческое общежитие Мюнхенского университета. Она ежедневно покупала нацистский журнал "Штурмер" с карикатурами, изображавшими евреев в виде свиней и крыс, и уставила свой туалетный столик не фотографиями кинозвезд, а портретами нацистских лидеров. И еще она с упоением углубилась в изучение трудов Альфреда Розенберга, одного из главных фашистских идеологов.
Английские журналисты с удивлением узнали, какой яркий факел в честь фюрера пылает в душе у Юнити. Корреспондент "Санди экспресс" взял у нее интервью о жизни в Германии.
Он вспоминал: "Когда Юнити рассказывала о Гитлере, в ее глазах загорался огонь неистовой веры и поклонения. Часы, проведенные в обществе диктатора, она называла самыми счастливыми в ее жизни. Она искренне считала, что германской нации необыкновенно повезло на выдающегося вождя.
Когда я уходил из ее комнаты в студенческом общежитии, она вскинула руку в нацистском приветствии и прокричала: "Хайль Гитлер!"

Окруженная презрением

Многие считали Юнити наивной молодой женщиной, которая, пытаясь искупить вину аристократии перед народом, вырядилась в тогу национал-социализма. Утверждают, что Юнити ничего не знала о нюрнбергских законах, лишивших евреев гражданских прав, о концлагерях, в которых уничтожались политические противники нацистов.
Тем не менее существует мнение, что она была хорошо осведомлена о целях и средствах нацистов и именно это привлекло ее в их движение.
Юнити стала известной личностью в окружении Гитлера.
Летом 1936 года она обратилась к огромной аудитории, собравшейся вблизи Нюрнберга. В своем выступлении английская аристократка с пылом убеждала публику принять идеи нацизма. Она заявила, что Дахау - самое подходящее место для евреев и что только Гитлер способен подчинить "неполноценные расы" Востока своей воле.
В Англии Юнити очень скоро перестала вызывать любопытство. Вслед ей посылались лишь насмешки и ругательства.
Когда Юнити выступала в Гайд-парке на фашистском митинге, ей пришлось обратиться за помощью к полиции: возмущенная толпа зрителей угрожала проповеднице нацизма расправой.
И в то же время нельзя сказать, что Юнити не была патриоткой своей страны. Она горячо любила Англию и утверждала, что фашизм - единственная политическая система, способная спасти раздробленную Европу. "Я в отчаянии от ухудшения отношений между моей страной и Германией", - с горечью провозглашала она в Гайд-парке, разрываясь от любви к двум непохожим флагам и несовместимым философиям.

Протеже Гитлера

В 1936 году Юнити снова вернулась в Германию. Гитлер пригласил ее на один из крупнейших музыкальных фестивалей в Европе. Он хотел использовать фестиваль в политических целях, превратив его в рекламное шоу "нового германского искусства".
Однако после прихода фюрера к власти искусство в Германии приобрело уродливые формы. Подлинных ценителей могла привлечь лишь музыка Вагнера, но и ее нацисты стремились использовать для утверждения величия новой Германии.
Один из ближайших соратников Гитлера Альберт Шпеер отмечал, что Юнити была в восторге от фюрера, а тот - от нее. "Гитлер обожал ее, - говорил Шпеер. Он был благородным рыцарем и мог позволить лишь взять ее руку в свою. Она была единственной женщиной, к мнению которой он прислушивался...
В беседах за чаем она всегда отстаивала свои взгляды и пыталась убедить Гитлера считаться с ее мнением. Он, в свою очередь, был сдержан и внимателен к ее словам".
Гитлер поселил Юнити в прекрасном особняке и каждый день посылал за ней автомобиль с эсэсовцами. За чаем с его любимыми заварными пирожными он с удовольствием беседовал с очаровательной англичанкой.
Юнити даже удостоилась чести посетить "Орлиное гнездо" - небольшой домик Гитлера высоко в горах. Общение с ней помогало ему быть в курсе британской политики.
О чем Юнити говорила с фюрером во время частных бесед, можно только догадываться. Однако к тому времени она уже была убежденной нацисткой и во всем соглашалась со своим кумиром.
Историки считают, что хотя Юнити и мечтала оказаться в его объятиях, Гитлер никогда не изменял своей любовнице Еве Браун и эти две женщины не были знакомы. Как и Шпеер, исследователи деятельности Союза фашистов Британии тоже уверены, что ее увлечение фюрером не переросло в любовную связь. Ева знала о существовании Юнити и ужасно ревновала Гитлера к ней. Однажды в порыве гнева она обозвала Юнити "проклятой английской ведьмой".
Летом 1939 года в Европе стояла сильная жара. Юнити переехала в Мюнхен.
Она жила в роскошном особняке на знаменитой Агнесштрассе, в центре города. Личный секретарь Гитлера Мартин Борман получил от него приказ устроить леди Митфорд как можно лучше и четко выполнил его.

Роковое решение

Юнити вернулась в Англию, чтобы приобрести для своего мюнхенского гнездышка обстановку в английском стиле. В то время, когда она пересекала Ла-Манш, у Гитлера уже был готов план захвата Польши.
Юнити не представляла, что война рядом. На ее глазах войска рейха покончили с суверенитетом Австрии и Чехословакии. Она легко примирилась с идеей "восстановления справедливости", но с прямой агрессией примириться было сложнее.
За два дня до вторжения в Польшу немецких войск Юнити обратилась к британскому послу в Берлине с просьбой дать немцам гарантии, что Великобритания не вступит в войну. Однако посол и слушать ее не захотел, и Юнити впала в депрессию. Сама того не желая, она оказалась между двух огней: преклонением перед фашизмом с его идеологией войны и порабощения и любовью к родной стране, вступившей с фашизмом в вооруженную борьбу. Необходимо было сделать выбор.
Когда Англия объявила войну Германии, Юнити отправилась к гауляйтеру Мюнхена Адольфу Вагнеру и вручила ему коричневый конверт. Позже Вагнер вспоминал: "Она рыдала и не могла говорить. В конверте был ее значок нацистской партии, фотография Гитлера и письмо фюреру, в котором она сообщала о своем решении расстаться с жизнью". Захватив пистолет, она приехала в парк в центре Мюнхена и в стиле романтических историй прошлого века выстрелила себе в висок.
Служители парка нашли Юнити, чудом оставшуюся в живых, и доставили в университетскую клинику, где лучшие хирурги Германии по приказу Гитлера пытались спасти ее. Фюрер был рядом с ней целые сутки. Очевидцы утверждают, что никогда не видели его таким подавленным.
Через германские секретные службы в Швейцарии он сообщил о случившемся ее родителям в Англию.
8 ноября 1939 года Гитлер увидел Юнити в последний раз. На его глазах появились слезы. Юнити попросила, чтобы ее отправили на родину. Гитлер согласился, заметив, что это правильное решение, но посоветовал немного подождать, чтобы набраться сил.
Дорога домой

После завершения оккупации Франции и соседних государств Гитлер приказал переоборудовать железнодорожный вагон в передвижной госпиталь. Затем отправил Юнити в сопровождении своих личных врачей в Цюрих, где их уже ждал английский врач. Они пересекли Францию и морем добрались до побережья Британии, где дочь встретил лорд Ридсдейл.
Юнити вернулась на родину, которая ее отвергла.
Так закончилась история удивительных отношений между английской леди и Гитлером.
В отличие от всех, кто окружал фюрера, Юнити вела себя сравнительно независимо и смело. Преклоняясь перед гением Гитлера, в своей душе она хранила верность старым британским традициям. Юнити не смогла предугадать, в какую кровавую пропасть Гитлер приведет мир.
Прибытие Юнити в Фолкстоун вызвало всеобщее негодование. Чтобы не возникло эксцессов, ее встречал вооруженный караул. Из толпы раздавались крики с требованием ее ареста. Но ей удалось избежать судебного преследования.
Тяжело больная, Юнити поселилась на шотландском острове, принадлежащем их семье.
Говорят, что Гитлер еще долго вспоминал о своей английской поклоннице и переживал из-за ее попытки самоубийства. Когда Мюнхен подвергся воздушному налету союзников, он приказал сделать все, чтобы сохранить ее дом и вещи.
После кончины Юнити Митфорд многие полагали, что в конце жизни она окончательно освободилась от чар этого злого гения.
Однако существует и другая версия. В период боевых действий против Великобритании нацисты подвергли город Ковентри жесточайшей бомбардировке. Во время варварского налета был разрушен старинный собор, погибли сотни мирных жителей. Как отреагировала на сообщение об этом акте вандализма прикованная к постели Юнити? Она с горечью воскликнула: "Какая трагедия! Мы потеряли двадцать лучших бомбардировщиков!"
Вряд ли это похоже на раскаяние.

TopList

<plaintext>